№23 2019

Открыть текст 23 номера


Двадцать третий номер состоит из девяти материалов, распределенных по трем рубрикам.

В рубрике «Исследования» семь статей.

Статья Н. Т. Энеевой «Митрополит Московский Филарет (Дроздов) — великий святитель XIX столетия» посвящена характеру заслуг святителя Филарета перед Церковью, государством, русской культурой и обществом. Автор показывает, в сколь разных направлениях жизнедеятельности приходилось трудиться самому известному русскому святителю XIX  столетия, как многогранна была сфера приложения его сил и как важна для России оказалась подобная церковная фигура.

Статья О. В. Кириченко «Верующие коммунисты в советское время» обращена к важной теме сосуществования внутри советской номенклатуры взаимоисключающих вещей — веры и атеизма, церковности и принадлежности к коммунистической партии. Вопрос, насколько нам известно, впервые ставится как научная проблема, поскольку источников не так много, они рассыпаны, не описаны, эта тема сильно мифологизирована. Большая часть источников, используемых в статье, была собрана автором в этнографических экспедициях. Автор прослеживает определенную эволюцию в сращивании веры и атеизма с 1920‑х и до начала 1990‑х годов. Особым временем активизации веры среди коммунистов (всех иерархических уровней) была Великая Отечественная война. Рассмотрение указанного процесса за весь исторический период существования советской власти позволило автору статьи прийти к выводу, что сосуществование и даже сближение веры и атеизма было вызвано не их внутренней природой, а невозможностью для части коммунистов отказаться от традиционных норм жизни. Таким образом, это сосуществование было формой борьбы, а не формой согласия и единения.

Статья Г. А. Романова «Традиции ограждения от бед частных домов в Европе и России» обращена к теме защитных функций в христианстве, как в православии, так и в католичестве. Речь идет о символико‑культурных формах у католиков и о символико‑религиозных формах у православных христиан русской традиции. Автор сравнивает и рассуждает о причинах такой разницы.

Статья С. С. Крюковой «Советская доколхозная деревня между традиционным и новым обычным правом» обращена к теме трансформации обычно‑правовой культуры в доколхозной советской деревне, когда, тем не менее, дореволюционные земельно‑хозяйственные традиции и их регламентация оказались вполне востребованы; более того, они были едва ли не единственной надежной точкой опоры новой власти в условиях кардинальных перемен и экономической нестабильности в послереволюционной деревне. В условиях революционных потрясений и становления нового права традиционный уклад оставался в повседневной жизни крестьян залогом хоть какой‑то стабильности, своего рода платформой для адаптации к изменившимся условиям жизни. Советское официальное право, несмотря на всю противоречивость законодательных норм этого периода, также было ориентировано в 1920‑е годы на обычай как один из источников социального, экономического и политического регулирования в деревне, советское право инструментализировало его.

В статье Т. А. Листовой «Категории православной антропологии и мистического мира христианства в мировоззрении и поведении русских XIXXXI вв.» автор сосредотачивается на следующих проблемах: какова современная концепция человека и ее соотношение с миром иррациональным; каким человек видит сопряжение двух ипостасей своего бытия; насколько действенным было влияние идеологии атеизма на традиционные религиозные концепты и сохраняется ли их влияние на систему ценностей и поведения человека, что было очевидным в традиционной культуре прошлого; насколько сейчас значимы представления о возможных контактах с мистическим окружающим миром. Современные полевые материалы показывают, что в большей или меньшей степени происходит возвращение или оживление в памяти народа того фонда духовно‑антропологических представлений, который сумел выстоят в годы атеизма.

В статье Т. А. Ворониной «Питание русского народа в период восстановления народного хозяйства (1945—1964)» основное внимание уделяется вопросу продовольственного снабжения русского народа в эти годы, когда в стране после окончания войны шло восстановление народного хозяйства. Источники включают мемуарную и художественную литературу, кинофильмы, а также свидетельства очевидцев, переживших трудности этого периода, и электронные ресурсы. В статье показано, что послевоенные трудности с 1946—1947 гг., когда в стране разразился голод, а также во время хлебных кризисов в 1950 — начале 1960‑х гг. системно преодолевались правительственными мерами. Постепенно увеличивался ассортимент основных продуктов, что сказалось на улучшении домашнего питания горожан. Сеть предприятий общественного питания намного расширилась, улучшилось их меню. Вместе с тем, аграрная политика ухудшила продовольственное обеспечение жителей села и вызвала их массовую миграцию в города. Таким образом, питание русского народа находилось в тесной взаимосвязи с переменами, которые происходили в обществе.

Статья Н. В. Шляхтиной «Об отдельной категории социально малозащищенных лиц в советском обществе» построена большей частью на полевых материалах, собранных автором в Воронежской, Тамбовской, Белгородской, Курской областях. Автор показывает, что из двух групп вдов (солдатских и социальных) в советское время первенствующее значение получают первые в связи с событиями Великой Отечественной войны. Довоенный же период характеризуется сознательным разрушением советской властью социально‑структурированной корпорации вдов в силу ее большой общественной активности.

В рубрике «Научные сообщения»

заметка Е. А. Цыбизова «Император Николай II и город Новосибирск: параллели прошлого и настоящего» обращает внимание читателя на тему личного участия государя Николая II в основании Новосибирска, а тогда Новониколаевска, его денежной помощи, а также нравственной и духовной поддержки жителей города в тяжелое время пожаров и других бед и трудностей.

В рубрике «Рецензии. Аннотации. Сообщения»

рецензия О. В. Кириченко на монографию: М. В. Лескинен. Великоросс/великорус. Из истории конструирования этничности. Век XIX. М.: Индрик, 2017. Здесь ставится вопрос об ответственности гуманитария — историка, этнографа, лингвиста — за общие характеристики нравственного характера, выносимые им в отношении целого народа. Рецензент показывает, что автор, используя методологию конструктивизма, решает задачи, далекие от подлинной науки.

Открыть текст 23 номера

Размер файла: 3,82 MB